«Норд-Ост» у Маргулиса: отмечаем юбилей…

Этот рассказ я пишу непосредственно сразу после съёмок, но на публикацию отправлю в тот момент, когда передача выйдет в эфир. Ну, а что — если уж фотографии просили заранее не размещать (хотя снимать разрешили, но только репетицию увертюры — да потом я немного попиратила, когда в съёмках случались паузы), чтобы сюрприз телезрителям не испортить, то уж за текстовый спойлер-отчёт точно спасибо не скажут. :)


10 ноября 2021 года. Москва. Съёмки телепередачи «Квартирник у Маргулиса». Нет, изначально-то нас, зрителей, приглашали 4 ноября, но сами понимаете — локдаун, все сидят по домам, никаких развлечений. А мне — так ещё и удобней (внезапные планы на 4-е число нарисовались — и выбирать, значит, не пришлось, что важней). Теперь смотрите на дату публикации статьи сей и осознавайте, сколько времени прошло между съёмками и эфиром. :)

Мы все не просто так собрались: 19 октября 2001 года состоялась премьера мюзикла «Норд-Ост». Прошло уже — всего? или целых 20 лет… Как бы то ни было, «Норд-Ост» — явление, уникальное в своём масштабе, значимости и, не побоюсь этих слов, опережении времени — заслуживает праздника. И он свершился! Под прицелом восьми камер, под чутким руководством режиссёра Кирилла Попакуля (вот сейчас должны подпрыгнуть все фанаты старого КВНа… кстати, тоже отметившего 8 ноября юбилей — аж целое 60-летие), под нашу подпевку и аплодисменты.

Съёмки — это процесс долгий и трудный. У меня онемело всё тело — ибо я сдуру плюхнулась на пол (точней, на подушечки, но толку от них было — кот начхал). Впрочем, те, кто примостился на скамейке, рассказывали, что им не шибко легче было (я-то хотя бы вертеться в разные стороны могла и ноги фигурно перекладывать). Три с половиной часа под камерами — и, что характерно, практически без дублей (нет, пару номеров переснимали, но остальное оставили, как вышло — даже с помарками, ибо Маргулис настаивал, что формат квартирника — тёплый, ламповый — как раз такое и предполагает).

Сейчас мне интересно — а что останется в эфире? Сколько будет длиться передача? Когда эта загадка разрешится, я текст дополню, договорились? :) (Вот как посмотрю эфир — так сделаю маааленький PS.)

Но по порядку. Начало съёмки. Увертюра — и квинтет из оркестра «Глобалис». Сначала — репетируем, пусть и при работающих камерах (все зрители старательно фотографируют происходящее, раз уж дали добро). К микрофону выходит Алексей Иващенко — и зачитывает письмо капитана, как в последний раз.

Боевая готовность! Теперь — всё серьёзно. Телефоны переведены в авиарежим, поехали! И… Иващенко сбивается.

Слушайте, нервничали и переживали все. Главная ценность данных съёмок — в том, что на них не было ни одного равнодушного человека. Те, кто впустил в себя «Норд-Ост» (или кого «Норд-Ост» впустил в себя?..) — и неважно, были ли они причастны к мюзиклу и даже видели ли его вживую или только на видео — с таким трепетом относятся к данному произведению, что я даже не могу это передать словами. Сама ощущаю — а рассказать пасую… Это что-то там, внутри, в сердце — и пусть оно там и остаётся. Кто понимает, тот согласится. Остальные — поверьте.

Ещё один дубль — и всё складывается. Гремит над студией голос Иващенко: «Не только я один — весь экипаж «Святой Марии» шлёт ему проклятья!..» И вот ведь какая загадка: да, мы — на съёмках телепередачи. И в то же время — на «Норд-Осте». Мы слушаемся указаний режиссёра, ведём себя корректно — но при этом плывём на волнах мюзикла Иващенко и Васильева. Надо же, как оно бывает!..

Вот у микрофона Екатерина Гусева. Она исполняет арию Кати — а я в жизни не слышала эту вещь от Гусевой вживую. Для меня — ценно.

Затем квинтет музыкантов покидает студию, и выходят они — восьмёрка мощных. Те, кто (с некоторыми переменами в составе, но всё же) уже несколько лет (батюшки, я впервые оценила это аж в 2014-м… Мне казалось, это случилось позже…) дарит нам концертную версию «Норд-Оста». Перечисляю поимённо: Алексей Бобров, Антон Арцев, Пётр Маркин, Юрий Мазихин, Виктория Соловьёва, Ирина Линдт, Алексей Россошанский и Лидия Чебоксарова. Плюс бессменный концертмейстер, властительница клавиш Анастасия Зимина.

Начало ударное — «Блошиный рынок» с прекрасной подтанцовкой, обеспеченной юными артистами ДМТЮА (этот номер в их активной программе). А вот потом — масса всего, и пусть перед нами извинялись, что мы, де, для удобства съёмки сначала споём вот это, потом — то, а далее — по порядку… Но я ж сразу, прямо не стесняясь, заявила, что нам — хоть как. Хоть подряд, хоть в обратную сторону, хоть три раза кряду (кто слышал мою речь — согласились ведь). Только пойте, пожалуйста! И, если можно, подольше…

Впервые я рыдала на «Мгле» (если покажут мои слёзы на экране — не удивляйтесь). Просто я никогда прежде не слышала эту вещь вживую после того, как обзавелась личным ребёнком (в последний — и в седьмой — раз я была на концертном «Норд-Осте» ровнёхонько за месяц до похода в роддом). И вот как представила…  Ой, да отстаньте, опять переживаю!..

Далее — с одной стороны вполне понятно, с другой — очень обидно, что часть партий Кати вместо Виктории Соловьёвой доверили Екатерине Гусевой. Но это, как ни крути, было трогательно и красиво. Так что я прямо разрываюсь эмоционально.

А вот что арию Сани отдали Максиму Новикову (Антон Арцев — наше всё, как вы понимаете), это печаль отдельная. При всём уважении к Максиму я затруднюсь отнести его к столь ярким звёздам (в рамках Театра оперетты — безусловно, но мы ж про телевидение говорим), которых нужно отдельно приглашать, как бы, сверх присутствующих вокалистов. Это, чудится мне, выглядит, будто мы шило на мыло променяли (ну, тут снова всем понятно, что из этого набора предпочитаю я, да?).

Хотя если размышлять о телекартинке — ну, выгодно же, когда несколько исполнителей зрителей радуют, верно? Через «Норд-Ост» прошла масса артистов — кого-то на съёмках вспомнили, о ком-то просто подумали с грустинкой (мы, зрители — так уж точно)… Вот и ещё один Саня немножко отразил сию братию.

Были и взрослые, серьёзные дяди и тётя — некогда участники детской труппы (номер логичен: «Капитаны собственной судьбы»). Были диалоги с Маргулисом — недлинные, кстати, необременительные, но весьма интересные и информативные (вот прямо как оно нужно!). Был флаг с подписями всей труппы «Норд-Оста», некогда доехавший до Северного полюса (да-да, тот самый, раритетный, я его вот этими вот глазами видела!). Были, конечно же, бумажные самолётики, в финале (на песне «Это любовь») полетевшие в сторону артистов… Без этого «Норд-Ост» — не «Норд-Ост»! (Интересно, что на сей раз нарушилась традиция «Квартирника у Маргулиса»: обычно ведущий по завершении съёмки отправляет самолётик в сторону зрителей.)

А по факту, это были такие съёмки, в рассказ о которых даже некуда добавить перчинку. Профессионалы на сцене — вышли, спели, прожили, вызвали восторг. Профессионалы со стороны канала НТВ — никаких пауз (кроме самых необходимых и весьма коротеньких — максимальная передышка на «ноги размять» длилась минуты три), задержек и прочих форс-мажоров.

Но главное — как же всё это было душевно!.. Прямо там — в студии, когда идёт рабочий процесс — а, вроде, и творческий вечер.

Сгораю от нетерпения, как жажду увидеть передачу на экране. Ведь всё будет выглядеть совершенно иначе — а одновременно и точно так же (для нас — тех, кто присутствовал при этом волшебстве).

С юбилеем, «Норд-Ост»! Возвращайся уже на большую сцену — мы скучаем!

PS. Вот и посмотрела эфир. Ну что, порезали сильно, но как же душевно и мило получилось в итоге! Ну, и на себя в зале полюбовалась. :)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.